Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:01 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
старший думает: «беды – от недостатка сил. я стану слаб и волки меня сожрут. я ни единой милости не просил, только отчаянье душит меня, как жгут, только в стакане яд, а в ладонях дрожь, меч не поднять и взгляда не отвести.
где бы ты ни был, знаю, что ты поймешь.
как не искать тебя. как тебя отпустить.

братья боятся гнева, я – тишины. тишь все сильней и жестче сжимает грудь. папа сказал: «мир – лучше любой войны», все с ним согласны, я чувствую, что все врут.мама молчит, бледнеет день ото дня, отец остается собран, суров, угрюм.солнце достанется палубе корабля. солнце едва ли спустится в чахлый трюм».

младший не видит солнца, но видит путь – тому, кто идет сквозь льдины не нужно брода. лед изнутри колотится прямо в грудь, время придет – он вырвется на свободу. младший прекрасно чует, что быть войне. холод гудит, ломая ему ключицы.море ночами спит в ледяной броне. морю теперь совсем ничего не снится.

«я знаю, что гром всегда предрекает дождь. я знаю, что дождь заставит меня кричать. раньше ты думал, что ты меня бережешь, что, интересно, думаешь ты сейчас. я собираю силу и жду беды. боль отлетит осенним сухим листом».

младший отлично видит, как вьется дым, только он знает, что дым без огня – ничто. мысли внутри все кружатся вороньем, младший не спит – он собран, готов и нем.холод теперь совсем не унять огнем. холод теперь совсем не унять ничем.

©Сидхётт

@темы: Любимые стихи

13:54 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
спать с тобой или любить до гроба – не поняла еще.
весна в городе, но эффекта пока не видно:
март ввалился беспомощен, сер и грязен.
страшно тянет оплакивать неизвестно что –
да причина неблаговидна.

это новые игры, сражения, мини-войны:
кто кому сдастся первым звонком или утренней смс.
суть не ясна, но одно безапелляционно:
впиться в другого глубже, усесться рядышком
и любовно смотреть на срез.

может быть, нет ничего – просто черти во мне танцуют,
дурная наследственность, вредный ген.
я просыпаюсь.
я просыпаюсь, слыша, как нежность ломает ребра
и замирает тенью твоей у моих колен.

спать с тобой или любить до гроба?
я выбираю спать.
поворачиваюсь спиной.
я выбираю спать, чувствуя каждой клеткой,
как его крышка закрывается надо мной.

© Султанова

@темы: Любимые стихи

13:48 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
просто тобой пахнут волосы, майки, шарфы, постель
просто теперь прощены наконец все мои 'не те'
просто с наклоном чуть вправо размашисто на листе
обыкновенные строчки. чего мне ещё хотеть?


а на термометре ноль, непонятный такой февраль
что это, Бах? впрочем, мне и неважно - играй, играй
через бессонниц тугие жгуты, через скрытые номера
шаг в бирюзовое завтра из пепельного вчера

в клетке грудной неуёмная радость тепло стучит
я улыбаюсь на улицах - люди хотят причин
музыка ветра, скольжение, солнечные лучи
наш прошлогодний недуг, что, по счастью, неизлечим

быть ли безмолвной - тем паче написано всё на лбу
есть ли сильней/беззащитнее этого что-нибудь
и дактилически снова вторгаясь в твою судьбу
просто люблю тебя - всё уместилось в пятнадцать букв.

© Циркулярная Пила

@темы: Любимые стихи

13:42 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
слушай, тут все говорят про осень, ну, и я расскажу про осень:
меня третий год непонятно зачем болтает, куда-то все время носит,
я смертельно завидую тем, кто обладает такой вот внутренней осью,
что они производят молчание, и молчанием этим грубят,
словно их абсолютно не парит, что их кто-то бросит,
кто-то выключит их из себя.

а такие как я - производят улыбки, шутки, слова, гримасы,
чтобы выжить, чтобы справиться с этой космической массой
пустоты - в этом деле каждый из нас стал асом,
и давно ничего не боится,
просто видит еще в начале конец рассказа,
и от боли в глазах двоится.

у меня тут случилось такое лето, но лето - спето,
все, что греет сейчас нутро - лишь бесчетная сигарета,
с каждым днем в этом городе - меньше света,
и все чаще мерзнут ступни и руки,
так и тянет спросить: "а что на тебе надето,
чтоб спастись от холода? а от скуки?".

так и тянет все бросить и перестать бороться,
отыскать что-нибудь чем бы стоило уколоться,
и залечь в квартире, будто на дне колодца -
заниматься с тобою сексом, любовью, счастьем -
а не шпарить по городу иноходцем,
разрываясь на мелкие части.

понимаешь, осень меня загоняет в жесткие рамки,
мне же раньше казалось, немного удачи - и сразу в дамки,
мое имяфамилие будет в самом верху программки -
кто там дальше играет, всем будет неинтересно,
только я вот тащу эту жизнь, и уже натирают лямки,
и все чаще бывает пресно.

слушай, тут все говорят про осень, будто она наступила внезапно,
словно не те же случились даты, ненастье, запах,
что год назад - а я сижу, мечтаю: восток ли, запад,
юг или север, слова лепестками бросаю
на ветер - загадывая, что, мол, в каком-нибудь завтра

я всё-таки не угасаю.

©Алекс Микеров

@темы: Любимые стихи

12:17 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
я больше тебя никогда-никогда не помню. я это облек в бесконечную нудную мантру.
я больше тебя никогда-никогда не помню. я больше тебя никогда-никогда не стану
любить - все оно превратится в сухой скелет, стирать тебя в памяти - памяти больше нет,
искать тебя вечером в хитросплетеньях улиц и слушать, как город хихикает равнодушно.
я, кстати, вчера целовал тебя как безумец, проснувшимся пальцам была тяжела подушка.
зола щекотала горло, ее глотал. сначала считал до десятка, потом до ста.
убейте мне веки - под ними осталось синье твоих льдяно-теплых глаз, твои русые ленты,
щекочущие мне шею твои усмехи, хотелось быть сильным. но лучше убейте мне веки.
сожмите мне ребра до бархатной темноты, где больше не будет этого слова - ты.

так лучше, так лучше, так лучше. глазам соленым попробуй-ка выдать лучше за тяжелее.
предутро в окне встает сизоватым комом, скользит по губам извилистым суховеем.

я больше тебя никогда-никогда не помню. я лягу в постель, завернусь в одеяло. и околею.

©Хельга Обскура

@темы: Любимые стихи

01:11 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
мы развалимся скоро на составные части,
на человеческие остатки,
в наш костный мозг врачи будут вживлять полярно разные вещества -
и я не вижу в этом - ни прелести, ни загадки,
с нас взятки гладки -
мы ведь тоже когда-то были
частями целого существа.

примерно где-то в районе смерти,
примерно в первых декадах любой из зим,
мы обязательно затормозим
на поворотах,
гулких коридорных пустотах,
медицинских едких остротах,
недоступно-высоких частотах -
мы выживем и заговорим.

мы распадёмся просто - на до и после,
на было/не было,
на нули.
подвешенные за куски оголенной плоти
и не достать, не докричаться нам до земли -
вы выжили в эту зиму,
но нет конца нашей внутренней,
непрекращающейся зимы.

где все вечной мерзлотой пропитанно, проморожено,
и ты ощущаешь себя неожиданно брошенным,
и не выходит ни с кем уже по хорошему,
и срываться на крик в конце каждой спокойной реплики -
засовывать руки в карманы -
кулаки сжимать так, что сдирать кожу ногтями со внутренней стороны ладоней -

"весна меня на этот раз не тронет,
пройдёт мимо,
насквозь,
не заденет жизненно важных органов",

и порваны
от крика связки -
все что вокруг тебя - раз за разом,
в мясо,
в сраную биомассу,
едко пахнущую пластмассу.

кануло.

нас удаляют с билбордов, рекламных экранов,
нас стирают ластиками из тетрадей,
с нас хватит.

мы разобьемся на тысячи осколков,
на все эти - нескончаемые депривации,
депрессии, сплины,
не верные интонации,
болезни, голод, отсутствие вредных привычек,
плен кавычек,
точек.
узаконенных проволочек.

мы разваливаемся из целого на один:один.

и ничего не светит нам впереди
ничего не видно из-за широких спин.

[плевать,
уходим,
включай Сплин]

(с) Виктория Marla Власова

01:10 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
иногда бывает особенно всё равно;
слышишь, механик, это дурное, это дурное кино;
помню, был мальчик, терпкий на вкус, как вино,
он обнимал, и мне уже ничего не было нужно,
а ему была нужна: другая,
такая, как я, но не я.
кажется, каждому здесь нужен кто-то,
такой, как ты,
но не ты,
никогда не ты.

и с тех пор, как земля наизусть нараспев знает слово "смерть",
остаётся только бежать от неё, назад не смотреть, не сметь,
ничего здесь не будет по-прежнему впредь;
а когда-нибудь перед кем-нибудь да предстоит предстать,
захотеть рассказать про все свои дороги, крепости и мосты,
вот ты делаешь вдох,
а ему не нужно;
ему тоже нужен кто-то,
такой, как ты,
но не ты,

никогда не ты.

© Ксения Желудова

@темы: Любимые стихи

00:49 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
девочка на училась расправить плечи, если взять за руку-не ускоряет шаг.
девочка улыбается всем при встрече и радостно пьет текилу на брудершафт.
девочка миловидна, как октябрята-белая блузка в тон, талисман в кулак.
у неё в глазах некормленные тигрята рвут твой бренный торс на британский флаг.
то есть сердце погрызть-это так,
для дворников и собак.
а у девочки и коврик пропылесошен, плита бела.
она вообще всё списывала на осень, но осень кончилась, а девочка не ожила.
девочка выпивает с тобой с 3 литра,смеется,ставит смайлик в конце строки,
она бы тебя давно уже пристрелила, но ей всё время как-то не с руки.
то сумерки, то попутчики-дураки,
то пули слишком мелки.

у девочки русые волосы, зеленые глазки, синее небо, кудрявые облака.
девочка, кстати, полгода уже не курит, пробежка, чашка свежего молока.
девочка обнимает тебя, будто анаконда, спрашивает как весна...как у тебя дела...
она тебя, в общем, забыла почти рекордно-2 дня себе поревела и все дела.
потом, конечно, неделю всё письма жгла.
и месяц где-то спать ещё не могла.

девочка уже обнимает других во снах о любви, не льнет к твоему плечу.
девочка уже умеет сказать не «нахрен», а спасибо большое, я, кажется, не хочу.
девочка-была нигдевочкой, стала женщиной-вывеской «не влезай-убьет».

глядишь на неё, а где-то внутри скрежещится:
растил котёнка, а выросло ё-маё.
точнее, слава богу уже не твоё.

остальное - дело её

©Аля Кудряшева

@темы: Любимые стихи

00:40 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
А помнишь,
мы ехали в Питер, в плацкарте, нас все ненавидели - видишь ли, рано - а мы хохотали и резались в карты, и пили вино из гранёных стаканов, и галича пели нахально и громко, коптились в дыму десяти дымоходов, а этот, из пятого, кажется, Ромка - подсыпал соседке немножечко соды в бутылку со спрайтом, жестокая шутка, соседка попалась весёлая, Лиля - и эти вагонные длинные сутки мы много смеялись, и много чудили

А помнишь,
мы просто хотели победы, работали долго, до выноса тела, начальник нас вызвал на, кажется, среду и выдал какое-то новое дело. Мы очень старались и много курили, в предбаннике офиса спорили матом, хотели как лучше, но нас победили –
другого отдела другие солдаты. Они-то поопытней, справились лучше. А мы чуть не плача в родном вестибюле, с обидой вкушали горячий, пахучий, ужаснейший кофе. «Нас снова надули»… но мы ведь не знали, что это бывает… За всё, что когда-то случается с нами,
за всё, что у нас из-под ног выбивает – в ответе мы сами, мы сами, мы сами…

А помнишь,
Когда ты женился на Юле, и я говорила – дурак ненормальный, еще поживи с ней чуть-чуть до июля, а вдруг передумаешь – будет ведь жаль, но –
Ты был уверен, влюблён и настойчив, доверчив, наивен и бескомпромиссен. Когда тебе двадцать, тебе между прочим – плевать на остутствие видимых истин, женюсь и пошли все!...далёкой дорогой, я сам для себя предсказатель погоды. Но здравые мысли приходят с тревогой, а часто – с болючим и быстрым разводом. Полгода спустя, когда вы разбегались, я капала Юле в стакан валерьянки. А мир окружал ненавязчивый август, такое отличное время для пьянки…

А помнишь,
Когда нам исполнилось тридцать, и мы эту дату решили игнорить, пошли заказали огромную пиццу и тут нас настигло глобальное горе – казалось, что это черта отчужденья, за ней – ни любви, ни работы, ни секса, и пенсия рядом, и все дни рожденья отныне напичканы будут линексом…

А помнишь,
Когда нам маячило сорок, и мы вспоминали со смехом тридцатник, запрыгнули в поезд, поехали к морю – а в сумке халва и замыленный Piatnik (какие же, всё же, отличные карты), и снова чудили, и так молодели... Хохочущий громко девятый плацкартный готовился к бурной рабочей неделе. И словно и не было лет и болезней, и словно бы нас не касались разводы.

А помнишь,
Какой замечательной песней тебя провожали лечиться на воды?
Тебе шестьдесят, ты спокоен и строен. А дети и внуки нам машут с перрона. Я всё-таки стала твоею женою, но еле успела с последним вагоном.
Мы едем и едем, не так, но отчасти. Мы стали потише, и чай вместо водки.
И ты говоришь - но ведь было же счастье…
А я выдыхаю тихонечко – вот как…

©Лала Тарапакина

@темы: Любимые стихи

12:10 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
01.03.2013 в 00:42
Пишет o_tebe:

смотришь на фото, думая: всё и н а ч е…
кто по кому однажды из нас заплачет?
кто к кому первый из нас доберется в ложе?

не вопрошая, «а можем ли?»
(да, мы можем…)

кто же из нас рискнёт с головой, с разбега,
в омут, где есть любовь. и вино, и нега.
кто из нас первый не выдержит и вёрнется?

(если мы порознь, то нет
ни дождя, ни солнца…)

кто из нас первый приедет к кому под вечер?
будет божиться, что руки родные лечат,
будет надеяться, «я-то и есть тот лекарь».

(я убежала бы,
где, покажи, аптека?)

кто по кому скучает, не спит ночами?
кто из нас первый предложит другому чая?
кто позвонит и скажет: вернись, пойми же

(нет никого). не будет, чем ты

мне ближе.


(Виктория Миловидова)

URL записи

@темы: Стырено)), Любимые стихи

22:38 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
02.03.2013 в 00:43
Пишет Эстет Тобиасович:

Я знала их лица и я ждала, все двери для них открыв.
Они приходили по одному и каждый принес дары.
Мы спали бок о бок, делили хлеб, упрямо держали строй.
Их было двенадцать, но лишь один меня не назвал сестрой.

Кому уготован венок из роз, кому золоченый нимб.
Меня распинали десятки раз, а я возвращалась к ним.
И судьи глядели на нас в упор, читая грехи с листа.
Их было двенадцать, но лишь один свидетельствовать не стал.

Иные проклятья бросали нам, другие бросались ниц.
Я шла по воде, и вода текла слезами из-под ресниц.
Я трижды звала их по именам, захлебываясь слюной.
Их было двенадцать, но лишь один отправился вслед за мной.

Стигматы цвели у меня в руках. Был вечер бездушно ал.
Из дюжины клявшихся мне в любви - один до утра стоял.
И пламя лизало позорный крест. И ветер сметал золу.
Их было двенадцать.

Но лишь один решился на поцелуй.

(с.) Вивиана

URL записи

@темы: Стырено)), Любимые стихи

14:52 

сильно...

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
я подхожу к обшарпанному подъезду
и набираю номер одной из квартир.
ни одного гудка.
в домофоне – песни,
«знаю пароль и вижу ориентир».

она не откроет.
свешенная с подставки
трубка – надежный сторож ее покоя.
я недостоин даже заочной ставки,
впрочем...со мной бывало и не такое.

только бы ей - действительно хорошо там,
и не вскрывает вен по продольным швам.
я бы сейчас послушал ее «пошел ты…»,
как удостоверение, что –
жива.

воздух надтреснут, выскоблен и надорван
нервно-неровным выдохом.точка.вдохом.
господи, я люблю же ее, оторву,
чтобы увидеть ее, как париж,
и сдохнуть.

кто-то выходит, меня задевая дверью,
не поддаюсь соблазну войти за ним.
снова: елена ваенга; группа «звери»…
ни истеричных выкриков,
ни возни.

девочка, подпевай же, прошу, припевам,
голос подай, как милостыню у церкви…
из всех, кого ты не хочешь, я стану первым,
кто детективно счастлив любой зацепке…

бог на меня любуется: «так-то лучше»
через стеклянного неба большой лорнет.
я продолжаю молча стоять и слушать
музыку жизни,
в которую
хода
нет

©Стефания Данилова

@темы: Любимые стихи

14:45 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
у них почему-то все просто как дважды два -
ночные звонки, красивые эсэмэски,
а я почему-то даже дышу едва.
мешками висят в примерочных даже эски.
и, в общем-то, мой диагноз довольно прост -
я даже не помню, чья я, и кто, и где я -
это еще не в стенку стучит склероз,
а похоронным маршем тахикардия.

кроме клейма твоих губ, ничего не болит,
но лучше бы ты клеймил не переставая
хожу, держась за стенку, как инвалид,
вижу, как парень, к девушке приставая,
ищет неосвещенный такой подъезд,
и что случится, предугадать нетрудно -
она из-за него пьет, из-за него не ест,
друг другу они ежесекундно врут, но

от этих слов, заветных... "люблю тебя" -
от них бросают курить и встают на лыжи.
они их бросают... крошками голубям,
а я ухожу, ботинками пыль клубя,
от этих слов, которые я
не слышу.

©Стефания Данилова

@темы: Любимые стихи

21:47 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
кто-то бросил этот февраль тлеть на грязной обочине
и, кашляя сипло, ушёл
.

лет через двадцать мы научимся расставаться с прочими,
перестанем просить: "будь, пожалуйста, меньшим из зол".
ты узнаешь, что от кофе остаётся лишь горечь на пятой чашке,
отказывают рецепторы, нервы и люди. все.
лет через двадцать тот, кто родился в рубашке,
износит её и пойдёт по другой полосе
.

лет через двадцать поймёшь, что по вызову чувств не бывает,
что бесполезно страдать, ныть и волком выть.
любовь приходит только тогда, когда знает: её не ждали,
тогда ты и встретишь того, с кем хотелось быть.
тогда ты и встретишь того, с кем была бы счастлива,
про которого просто так скажешь: "мой!"
наверное, голос у него спокойный, уставший, ласковый
и немножечко с хрипотцой
.

ты научишься ждать.
уже сейчас в каждом таится по вещи, которую можно рассказать лишь прохожему в парке, забыв, что пора домой.
но всё не так уж плохо. закрой глаза
и вскоре проснёшься весной
.

ты научишься замечать все эти мелочи, глупости, радости,
эту лёгкость, когда надеваешь плащ после куртки
и навстречу идешь весне.
ещё не пора быть серьёзней,
ты, расставшись с мечтой, признаёшься в слабости,
ведь если птице подрезать крылья, она будет летать во сне
.

лет через двадцать мы будем такими же юными, связи - прочными.
просто станем чуть-чуть сильней.
мы пережили эту зиму, иди.
кто-то бросил февраль тлеть на грязной обочине,
потерпи немного. лишь пару дней
.

©Ок Мельникова

@темы: Любимые стихи

20:30 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
а теперь только ждать, терпеливо ждать, только ждать и ждать,
восторженно наблюдать, как умерщвляется плоть, проявляется стать,
как обезумевшей саламандрой пляшет в огне тетрадь,
как обращаются в пепел бумага, чернила, слова,
как остывает оставленная кровать,
как ты считаешь: раз, два,
три, четыре и, наконец, пять;
но никто не выходит тебя искать.

поиграли, и хватит: здесь кончился воздух, страшно с собой наедине;
не крикнуть, не шевельнуться, лежишь, запрокинув голову, на спине,
оцепеневший и потерявший дар речи, как в вязком сне,
наблюдаешь, как тени женятся на стене,
что может быть отвратительнее теней,
ты закрываешь глаза,
так честней.

и вокруг тебя по-прежнему рыбье царство, кладбище кораблей, тьма;
остаётся только ждать, терпеливо ждать, иначе сойдёшь с ума,
иначе сойдёшь с тропы, упадёшь в туман,
тебе каждую ночь снится один и тот же кошмар:
кругом война, ты в плену, ты лезешь судорожно в карман,
а там — ни оружия,
ни фотографии,
ни письма.

©Ксения Желудова

@темы: Любимые стихи

20:29 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
и ты учишься чувствовать кожей и не дышать.
привыкаешь к зиме и молчанью пустых квартир.
долго давишь в себе желание убежать,
задыхаясь стихами без смысла. пробел, пунктир.

забываешь записывать даты, менять замки,
а еще телефоны, события, имена.
заставляешь простуженный ветер считать шаги
по пустым мостовым. после жизни придет весна.

а пока уходи {если сможешь} черти маршрут.
кассы. рельсы. вокзалы. все кончено. уезжай.
тебя быстро забудут и вряд ли уже спасут.
у них руки холодные, лучше не подпускай.

забывай/забивай. оголяются провода.
от тебя остаются лишь строчки больных стихов.
ты устала менять почерк/станции/города.
расскажи, каково это, больше не видеть снов?

каково это, чувствовать море внутри себя,
а потом, разбиваясь о волны, идти ко дну
так и не дотянув до продрогшего декабря.
даже рыбы исчезли, оставив тебя одну.

и ты учишься чувствовать кожей и не дышать,
наблюдая сквозь окна, как гаснет твоя луна.
зима будет чертовски холодной. не убежать.
говорят, что потом, после жизни, придет весна.
©

@темы: Любимые стихи

19:41 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
26.02.2013 в 21:28
Пишет alter-sweet-ego:

- Как дела, моя славная? Правда, отличный вечер?
Мы не виделись... Сколько?
- Четверть десятка лет.
...И вот тут ностальгия садится ко мне на плечи,
Бесконечно неловкий, чтоб тут его, момент.

- Как дела моя славная? Сколько воды...
- Послушай,
Если что и текло, то - нефть, никакой воды.
И не надо мне врать, что немного - и станет лучше,
Мне не верится в "лучше" от Синего Бороды.

Мне не верится в лучшее. В принципе. Так бывает.
- Как дела, моя славная?
- Господи, прекрати.
Кто придумал (и для чего?), что не умирает
Бесполезное, глупое, тающее в груди.

Кто придумал и для чего, что нельзя с размаху
Запустить тебе же в твоё же лицо ключи -
Да, твои же.
А как же.
И нефть остывает прахом.
- Как дела, моя славная?
- Господи, замолчи.

"Как дела, твоя славная?" Спросишь чего полегче?
Без понятия, что ответить, чтоб не слажать.
...И моя ностальгия садится ко мне на плечи -
И трепещет у горла
Кончик её ножа.

(с) я

URL записи

@темы: Любимые стихи, Стырено))

22:52 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
а время течёт независимо от того, позволяешь ли ты ему течь:
так однажды ты поймёшь, что лишь в тишине обретаешь речь,
что предназначенных встречаешь, даже когда избегаешь встреч,
теряешь — несмотря на то, что хотел сберечь.

так ложится вдоль позвонков небывалая лёгкость и пустота,
так среди разгульного пира хочется вдруг трезвости и поста,
если ты где-то и будешь дома, то только не здесь, а там,
где никто не окликнет тебя по имени,
не станет преследовать по пятам.

ты войдёшь по колено в мутную воду, и океаном станет река;
везде, где ты остановишься, ты будешь прибывшим издалека;
но где бы ты ни был, я знаю, ты тянешь руки к моим рукам:
в одной ладони граната, в другой — выдернутая чека.

©Ксения Желудова

@темы: Любимые стихи

22:52 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
как только придёт весна, я раскрою настежь все окна и двери,
оставлю свой дом: я ничего не должна этим глиняным кирпичам;
переставший страшиться неуязвим для печали, стихии и зверя,
переставший ждать выходит искать себе новый причал;

но, господи, можно — в меня кто-нибудь будет верить?
кто-нибудь, кто никогда меня не встречал.

©Ксения Желудова

@темы: Любимые стихи

10:45 

Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
а может, "любил"- это имя существительное?
знаете, когда спрашивают, "ты любил?"
с такой интонацией "ты дебил?"

а ты еще так обреченно "да."
и с тобой все понятно.
точно любил.
полный.

©Aga-ta

[Жизнь в рамках] и без

главная