Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:38 

Melany Turquoise
Я хочу творить зло, но стесняюсь(с)
мальчик играет, конечно, в мячик, мальчик от девочек мячик прячет, если найдут эти дуры мячик, бросят в соседский терновый куст. мальчик ушёл далеко от дома, местность не очень-то и знакома, но по неписанному закону думает мальчик: «сейчас вернусь». мячик цветной и живой почти что, праздник для радостного мальчишки, в первом составе у «боавишты» или, на крайность, у «спартака». гол — аплодируют все трибуны, гол — и ревёт стадион безумно, уно моменто, всего лишь уно, слава настолько уже близка. воображенье ему рисует: все вратари перед ним пасуют, он переигрывает вчистую всех канисаресов на земле. он — нападающий от рожденья, через защиту промчавшись тенью, сеет в соперниках он смятенье, кубки красуются на столе. мяч улетает куда-то дальше, через дорогу, пожалуй, даже. в следующий раз-то он не промажет, хитрый кручёный — его секрет. мальчик бежит за мячом вприпрыжку, не замечая машину, слишком быстро летящую на мальчишку. в этот момент замирает вре...

мама готовит обед на кухне, рыбе два дня: не сварить — протухнет, после, закончив, устало рухнет, будет смотреть по тв кино. пахнет едой и чуть-чуть духами, пульт управления под руками, что по другой, например, программе, тоже какое-то «мимино». рыба всё варится, время длится, ночью без мужа давно не спится, хочется днём на часок забыться, чтобы ни звука и темнота, только никак, ни секунды больше, нужно успеть на работу, боже, строже к себе — да куда уж строже, слышите, это я вам, куда? ночью — сиделкой, а днём — на баре, маму любая работа старит, тут о каком уж мечтать загаре, губы накрасить — минута есть. в маму внезапно стреляет током, что-то сынишка гуляет долго, в ней просыпается чувство долга, тяжек, поди, материнский крест. мама выходит, подъезд свободен, улица тоже пустует вроде, мама кричит, мол, ты где, володя, быстро темнеет в пустом дворе. мамы ведь чувствуют, где их дети: что-то не так, это чует сердце, что-то не то, ощущенье смерти. в этот момент застывает вре...

виктор сегодня почти доволен, утром пришло sms от оли, оля свободна: в бистро, в кино ли, это неважно, но мы пойдём. виктор влюблён, как мальчишка глупый, зеркалу поутру скалит зубы, носит букеты размером с клумбу, ждёт у окна её под дождём. виктор на съёмной живёт квартире, классно стреляет в соседнем тире, виктору двадцать, кажись, четыре, молод, подтянут, вполне умён. вот, на неделе купил машину, планы на отпуск теперь большие, ехать с друзьями в париж решили, олю, возможно, с собой возьмём. радио бьёт танцевальный ритм, виктор пьёт пиво с довольным видом, надо себя ограничить литром: всё-таки ехать потом домой. друг говорит: погоди, останься, скоро начнутся такие танцы, оля заждётся, поеду, братцы. «оля, — смеются, — о боже мой!» виктор садится за руль нетрезвым, скорость он любит, признаться честно, медленно ехать — неинтересно, если ты быстр — то ты в игре. виктор себя ощущает мачо, красный мустанг по дороге скачет, тут выбегает на трассу мальчик. в этот момент замирает вре...

время застыло и стало магмой, патокой, мёдом и кашей манной, чем-то таким безусловно странным, вязко-текучим, пустым на вкус. время расселось в удобном кресле, время не знает «когда» и «если», так как все эти «когда» и «если» пахнут не лучше, чем старый скунс. если мальчишка не бросит мячик, мячик, естественно, не ускачет, мама, естественно, не заплачет, так, отругает, и это всё. если водитель не выпьет пива, оля не будет слегка игрива, сложится паззл вполне красиво: жулик наказан, малыш спасён. время не знает, на что решиться, вроде не хочется быть убийцей, только надолго остановиться — это неправильно, сто пудов. там ведь немного, не больше метра, хуже для паузы нет момента, тут уж какие эксперименты, чуть с поводка — и уже готов.

здравствуйте, дети. себя устроив в шкуре любого из трёх героев, пишем об этом красивым строем, на сочинение — полчаса. пишем, пожалуйста, аккуратно, буквы желательно, чтобы рядно, почерк красиво, легко, нарядно, так, чтобы радовались глаза. мальчик застыл в двух шагах от смерти, виктор не видит его — поверьте, маме — бумажка в простом конверте, пишем об этом сквозь «не могу». пишем о том, что ни дня покоя, пишем о том, что мы все — изгои.

если рискнёшь написать другое — я у тебя в долгу.

© Тим Скоренко

@темы: Любимые стихи

URL
   

[Жизнь в рамках] и без

главная